Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ "НАУКА И ТЕХНОЛОГИИ ВЕНЧУРНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ - Шестизначный Серафим" (Эксперт, Украина, 18.02.2011г.)

НАУКА И ТЕХНОЛОГИИ ВЕНЧУРНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ - Шестизначный Серафим

Эксперт Украина, 18 февраля 2011, Марина Бердичевская

 

В Украине зарождается национальная сеть бизнес-ангелов - компаний, которые финансируют рискованные инвестиционные проекты. Для динамичного развития им необходимы грамотное государственное стимулирование и взаимопонимание с отечественными инноваторами

В конце прошлого года на IT-рынке появился новый продукт IntelliForex - автоматическая онлайн-система с элементами искусственного интеллекта. С ее помощью можно делать прогнозы колебаний курсов валют на несколько дней. Компания IntelliForex уже вышла на второе место в рейтинге эффективности аналогичных систем и всего за пару месяцев зарегистрировала более тысячи подписчиков.

Идея создания такого онлайн-сервиса зародилась у его авторов во время беседы с руководителем одного из крупных нью-йоркских хедж-фондов. Он пожаловался, что для формирования моделей высокоточных прогнозов ему не хватает квалифицированных математиков. "В этот момент я понял: украинские математики - одни из лучших в мире, просто никто пока не научился зарабатывать на них деньги. Мы увидели незанятую нишу и решили попробовать создать что-то конкурентоспособное на мировом рынке", - рассказывает учредитель и директор украинской венчурной компании "Техинвест" Сергей Лобойко. Была сформирована команда из четырех украинских математиков. За два года они создали алгоритм распознавания паттернов, то есть повторяющихся рыночных закономерностей. На их основе делается прогноз с погрешностью 30%.

Фирма "Техинвест" вложила в раскрутку и запуск этого проекта менее двухсот тысяч долларов. Его инициатор Сергей Лобойко настроен более чем оптимистично: "Посчитайте, какую прибыль при минимальных затратах может принести этот продукт. Наши клиенты - это миллионы трейдеров по всему миру. В конце прошлого года из-за ошибочного прогноза японские домохозяйки, увлекающиеся Forexєом, потеряли около двух с половиной миллиардов долларов. А если каждая из них станет платить нам за прогнозы по десять долларов в месяц?"

Эта история успеха служит примером "ангельских" инвестиций - не очень крупных (в пределах 50-200 тыс. долларов, в некоторых случаях - до одного-двух миллионов долларов) рисковых вложений частных инвесторов. В Украине такие истории успеха пока можно пересчитать по пальцам одной руки. Но само появление подобных коммерчески успешных проектов уже является свидетельством зарождения института бизнес-ангелов и формирования фундамента для развития венчурного бизнеса.

Ангельская суть

Ожидания отечественных бизнес-ангелов от инноваторов:

Готовность к партнерству с бизнесом,

Патент на изобретение (как минимум украинский),

Наличие полезной модели или опытного образца,

Наличие бизнес-плана,

Рентабельность проекта на уровне не менее 40% годовых,

Потенциальная емкость рынка от 300 млн. долларов,

Знание рынка, на который планируется вывести продукт,

Подтверждение конкурентных преимуществ продукта,

Наличие бизнес-концепции (желательно),

Наличие бизнес-опыта (в некоторых случаях)

Свое название бизнес-ангелы получили потому, что мало кто, кроме них, решается вкладывать средства в рисковые инновационные проекты на самых ранних стадиях. Деньги эти компании, как правило, черпают из источников, которые профессиональные венчуристы называют "три Д" (дом, друзья, дураки). Венчурные фонды редко интересуются такими незначительными проектами (к примеру, в США сумма венчурных инвестиций начинается от семи миллионов долларов), к тому же их привлекают готовые к внедрению разработки. Тогда как бизнес-ангелы могут профинансировать и завершающие стадии научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР), и маркетинговые исследования для разработки бизнес-плана. Эти компании заполняют довенчурную нишу и помогают заявить о себе небольшим высокотехнологичным фирмам, из которых нередко вырастают гиганты глобального рынка. Так, мировому лидеру среди поисковиков Google, системе передачи голоса Skype, платежной системе Pay Pall путевку в жизнь обеспечили именно "ангельские" инвестиции.

Согласно зарубежным исследованиям, каждый пятый бизнес-ангел в мире является миллионером. Обычно ангелы стремятся максимально увеличить стоимость компании и по истечении оговоренного срока (от трех до семи лет) продать свою долю в ней (как правило, блокирующий пакет акций от 25 до 49%). При этом полученная инвестором прибыль многократно превышает первоначальные вложения. В 80% случаев бизнес-ангелы активно участвуют в управлении таким предприятием, привнося в него добавленную стоимость - собственный бизнес-опыт и связи. Многие из них получают удовольствие от руководства запущенным с нуля проектом. Всего раз ощутив вкус подобного заработка, бизнес-ангел редко меняет сферу деятельности. Его цель - максимально увеличить стоимость выращиваемой компании и по истечении оговоренного срока (обычно он составляет от трех до семи лет) продать свою долю в ней, чтобы заняться следующим, нуждающимся в ангельских инвестициях, проектом.

В Европе действуют 125 тыс. активных бизнес-ангелов, а количество сделанных ими инвестиций в тридцать-сорок раз превышает количество вложений венчурных фондов. В США ангелы финансируют на ранних стадиях развития более 80% инновационных проектов, разработанных вне стен лабораторий крупных корпораций. В нашей стране эта система только формируется. Она должна стать площадкой для внедрения инноваций, тем более что у нас нет развитой венчурной инфраструктуры и необходимой господдержки.

Говорим на разных языках

В Украине тысячам инноваторов для раскрутки их идей нужен стартовый капитал. По данным Государственного департамента интеллектуальной собственности, ежегодно в стране выдается 15-20 тыс. патентов, но применение на рынке находит не более одного процента инноваций.

По словам совладельца компании AVentures Group Андрея Колодюка, профессиональных бизнес-ангелов, то есть собственников частного капитала, которые занимались бы исключительно раскруткой высокотехнологичных проектов, у нас пока нет. Наши инвесторы могут профинансировать запуск понравившегося им инновационного проекта, но здесь большую роль играют дружеские отношения с инноватором или личная заинтересованность в развитии какой-либо из научных отраслей.

Однако "ангельская" сеть в Украине уже создается. Так, в конце 2006 года была учреждена Ассоциация "Частные инвесторы Украины". Сейчас сеть работает в пяти городах. В нее входят пятьдесят частных и корпоративных инвесторов, которые решили объединить капитал для совместного финансирования перспективных проектов.

Несмотря на наличие спроса и предложения, налаживание отношений между инвесторами и изобретателями идет туго, поскольку у каждой из сторон есть собственное представление о своей роли в проекте. Отсутствие установленных правил и несовместимость взглядов часто не позволяют наладить сотрудничество.

Украинские частные инвесторы, стремясь перестраховаться, зачастую предъявляют к инноваторам завышенные требования. "В каждой технологии присутствуют риски. Если их не просчитать, они способны похоронить любой, даже самый гениальный проект. Поэтому мы просим обратившихся к нам ученых рассказать о конкурентных преимуществах и недостатках разработки, интересуемся, на какой рынок она нацелена, какого рода бизнес-модель здесь сработает, какой нужен менеджмент", - рассказывает Сергей Лобойко. При этом происходит парадоксальная вещь: инноваторы начинают обижаться. Поэтому "Техинвест" не принимает к рассмотрению заявки инноваторов, которые даже не пытались коммерциализировать свое изобретение, а также идеи по созданию продуктов, нацеленных на рынок объемом менее 300 млн. долларов. Как сообщил президент Ассоциации "Частные инвесторы Украины" Игорь Власюк, отечественный капитал соглашается финансировать инновационные проекты, если их ожидаемая рентабельность - не меньше 40% годовых. Ассоциация при отборе проектов руководствуется менее жесткими критериями, однако и она не станет рассматривать изобретение, не защищенное хотя бы украинским патентом и не имеющее опытной модели или полезного образца. "Многие наши ученые вышли из государственных учреждений, поэтому уверены, что государство им что-то должно. Даже когда человек осознает, что ни государство, ни НИИ или университет ему помочь не в силах, а технопарк - это не для него, он приходит к бизнес-ангелу с такой же претензией, считая, что мы должны вложить в него средства в любом случае. Но мы ведь не благотворительный фонд", - объясняет Лобойко.

По свидетельству членов Ассоциации, 90% предложенных бизнес-планов далеки от мировых стандартов их составления. "На нашем сайте выложена анкета, которую соискателю необходимо заполнить. Уже по этой анкете в одну страничку многое становится ясно. Чаще всего инноваторы не указывают ни технологических параметров нового продукта, ни информации о том, какие рынки и ниши они рассчитывают занять. Наши ученые и изобретатели не умеют оценивать технологии с точки зрения бизнеса, и в чем-то они правы, поскольку это не их задача", - говорит Игорь Власюк.

В то же время украинские изобретатели слишком ценят свои открытия, чтобы соглашаться на уступки. Они любят поторговаться за собственную долю прибыли больше, чем их западные коллеги. "То, чем обладают наши финансисты, - продукт универсальный. Деньги можно взять у Васи, Пети, а можно у Джона или господина Ли. Тогда как разработчики инновационных проектов, которые могут создать новый бизнес или совершить прорыв в экономике, предлагают уникальный продукт", - считает генеральный директор Научно-производственного предприятия "Вита" Игорь Верба, автор революционного изобретения, не имеющего мировых аналогов, - таблеточного инсулина. Этот новатор довольно молод, не трудится в стенах Академии наук и готов предоставить инвестору процентное участие в управлении своей компанией. Инвесторов для проекта по созданию таблеточного инсулина Верба искал несколько лет, вел переговоры с испанскими и чешскими фармацевтическими компаниями, российскими фармацевтическими заводами и бизнес-ангелами из России. Ему неоднократно предлагали продать патент на разработку, но из-за монополизации мирового инсулинового рынка ученый опасался, что его новацию могут выкупить и просто похоронить. Да и внедрить свое изобретение Игорь Верба мечтал именно в Украине. В итоге здесь он и нашел частного инвестора, который, оценив всю сложность проекта (в сфере биотехнологий на реализацию идеи уходит не меньше десяти лет), тем не менее, вложил в него деньги.

"Критическая масса инвесторов и инноваторов, которые находятся в информационной связке, уже существует, но она еще не формализовалась в сеть, и на формирование взаимного доверия между ними все еще уходит много времени. Основной фактор, тормозящий развитие инноваций, - отсутствие модерируемого процесса", - убежден Андрей Колодюк. Модерировать процесс в идеале должно государство, но пока для отечественных бизнес-ангелов не предусмотрено ни законодательного стимулирования их деятельности, ни серьезных правительственных программ, нацеленных на поиск инновационных приоритетов.

Стимулирование без прессинга

Украине необходимо внести изменения в политику стимулирования инновационных процессов. Нынешние схемы регулирования лишь усугубляют ситуацию. В частности, наше законодательство в области научно-технической и инновационной деятельности не согласовано с финансовым законодательством, поэтому на практике не предусматривает стимулирования бизнес-ангелов налоговыми и прочими льготами. Такие понятия, как инвестиционное соглашение или выход инвестора из проекта, вообще не прописаны. Более того, своими действиями государство оказывает частному капиталу медвежью услугу. Пытаясь затормозить отток ценной научно-технической информации за границу, парламентарии приняли Закон "О государственном регулировании деятельности в сфере трансфера технологий". Он закрепляет проведение государственной экспертизы инновационных проектов, созданных в государственных НИИ и научно-производственных предприятиях. В результате разработка заносится (либо не заносится) в Государственный реестр инновационных проектов. В то же время технологическим брокерам (лицам, профессионально занимающимся трансфером технологий) теперь необходимо проходить государственную аккредитацию. То есть вместо того, чтобы облегчить регуляторные барьеры, наше правительство создало еще несколько надстроек в виде уполномоченных Кабинетом министров органов. Такими действиями государство вообще может похоронить идею трансфера технологий, как уже была искажена концепция технопарков и бизнес-инкубаторов.

Чтобы создать условия для развития венчурного и довенчурного финансирования, нужно несколько составляющих. Прежде всего, необходимо определить, как и в каком формате смогут сотрудничать научные структуры с промышленными предприятиями, изучить ожидания малых высокотехнологичных компаний. Затем на основании проведенных исследований выработать грамотную государственную политику стимулирования. Государство должно быть готово разделить с бизнесом риски при запуске инноваций, а также совершенствовать законодательство в области стимулирования инновационной деятельности, режимов работы технопарков, автономии украинских вузов.

Пока подобные инициативы не стоят на повестке дня, зарождающиеся бизнес-ангелы могут надеяться только на собственные истории успеха. Именно они смогут сформировать рынок проектов и изменить взаимоотношения между бизнесом и инноваторами. Но без государственной стратегии и поддержки на это уйдет гораздо больше времени.

В поисках инновационной модели

Опыт построения венчурной инфраструктуры уже можно черпать не только в классических - финской или немецкой - моделях. Если в этих странах особое внимание уделяется формированию технологических кластеров, где научно-исследовательские организации тесно сотрудничают с бизнесом, то в СНГ пытаются создать национальную венчурную надстройку, которая объединит изобретателей и бизнес. Особую активность в этом проявляют Россия и Казахстан.

Так, в РФ в ноябре 2002 года появилась Концепция развития венчурной индустрии. Ее авторы предлагали сформировать агентства по трансферу технологий, открыть десять государственных технологических фондов, внести изменения в налоговое законодательство, а также вести пропагандистскую кампанию для создания историй успеха. В 2004-м российские министерства финансов, образования и науки, а также Федеральная служба по интеллектуальной собственности договорились, что права на всю новую интеллектуальную собственность, созданную на деньги государства и не связанную с государственной тайной или вопросами национальной безопасности, можно безвозмездно передавать разработчику, причем он сам вправе ставить их на баланс. Это было сделано, чтобы стимулировать малые высокотехнологичные компании и венчурный бизнес. В США подобный закон (Бая-Доула) был принят еще в 1980 году. В поисках механизмов участия капитала в инновациях Россия пошла еще дальше: не так давно было принято решение о создании фондов посевного капитала, которые призваны обеспечивать достартовое финансирование инноваций на самом раннем этапе их развития. При этом часть рисков государство взяло на себя, финансируя такие организации через Венчурный инновационный фонд. Из федерального бюджета на это уже выделен почти миллиард долларов.

Не менее активно строится инновационная система в Казахстане, построенная на принципах сингапурской и израильской систем. Сейчас его венчурный капитал оценивается в 150 млн. долларов. В 2003-м правительство этой страны приняло Программу по формированию и развитию национальной инновационной системы на 2005-2015 годы. В рамках этого проекта созданы государственные венчурные фонды: Фонд устойчивого развития "Казына" и Национальный инновационный фонд (НИФ). Последний финансирует НИОКР, создает сеть технопарков и технологических бизнес-инкубаторов, инвестирует в стартапы. С его помощью были созданы пять казахстанских венчурных фондов: "Сентрас", "Арекет", "Адвант", Almaty Venture Capital, Glotur Technology Fund. Они построены по сингапурской модели и работают по принципу открытой инновационной системы. В частности, НИФ является акционером пяти иностранных венчурных фондов из США, Германии, Азии, Израиля. У его сотрудников есть доступ к базе данных изобретений каждого из них, что обеспечивает интеграцию экономики Казахстана в мировую инновационную систему. Коммерческим примером деятельности фондов служит производство уникального теплоизоляционного материала на основе разработок казахстанских ученых.

 

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.