Главная Мы предлагаем М.И.Л.И.Ф. Команда и контакты
 

§ "Ключевые венчурные показатели" (Комп&ньоН - журнал, 16.10.2010г.)

Ключевые венчурные показатели

Комп&ньоН - журнал, 16 октября 2010, В. Прудковских

 

При венчурном финансировании правильная оценка нефинансовых показателей становится залогом успешности проекта для основателей и инвесторов.

Bенчурное финансирование на ранней стадии проекта сопряжено с невозможностью финансового анализа деятельности компании. Дэвид Вароквир (David Waroquier), партнер венчурной инвестиционной компании Mangrove Capital Partners (MCP), ставшей известной благодаря успешным инвестициям в Skype, в эксклюзивном интервью «&» рассказывает, какие принципы венчурного инвестирования помогают развивать успешные проекты в условиях неопределенности. При этом он акцентирует внимание на нефинансовых показателях и приводит в качестве примера два основных направления фонда – программы и интернет-приложения.

Как Mangrove Capital Partners проверяет компанию-объект, оценивает ее финансовые показатели и предполагаемую успешность в условиях, когда оценивать почти нечего? Перед принятием решения об инвестировании проекта мы, конечно, проводим своего рода due diligence. Но процедура действительно специфична в сравнении с работой традиционного институционального или портфельного инвестора. Мы сосредотачиваемся на том, чтобы как можно лучше узнать людей – основателей start-up компании, поскольку для нас инвестиции на ранней стадии (early-stage investments) – это на 60% знание людей и только на 40% – знание бизнеса. Это не просто слова – мы многократно встречаемся, обсуждаем предлагаемые идеи, технологии, проекты развития и взаимные предложения. Также просим каждого учредителя потенциального партнера сделать несколько звонков для получения рекомендательного мнения о них и о самой компании от известных бизнесменов. Это необходимо, чтобы получить независимое внешнее мнение о команде основателей компании, и мы с удовольствием предлагаем аналогичные контакты с нашей стороны. Затем проводим аудит технологии, на базе которой компания планирует развивать продукт, – является ли она работоспособной, масштабируемой под данный проект, используется ли собственная технология. Конечно, обязательно компания рассматривается с позиций IP (intellectual property, интеллектуальная собственность) – мы анализируем, существуют ли патенты, подвергаем анализу их содержание (если патенты в процессе, смотрим, на какой стадии они находятся); проверяем, чтобы, например, сайт, домен были надлежащим образом зарегистрированы и т. д.

Параллельно ведется оценка способности компании развиваться. Мы хотим быть уверены, что компания способна выдержать рост клиентской базы, что она, в принципе, готова к быстрому росту. С деловой точки зрения, также анализируется прогнозный рынок данной компании, ее продуктов – насколько он велик, является ли быстрорастущим и нишевым. Наконец, в результате анализа мы получаем глобальные показатели, которых считаем возможным достичь при данных параметрах инвестирования, и далее совместно с учредителями компании проводим анализ этих показателей по выручке, прибыльности и т. д., но не только – очень важны и нефинансовые показатели.

Какова разница между финансированием проектов в сфере интернет-приложений и решений для компаний? Наша компания действительно работает только с IT-технологиями, то есть с программными решениями – мы их называем enterprise solutions (решения для компаний, В2В), и интернет-решениями (онлайн-медиа и мобильные приложения для конечных пользователей, В2С). Между этими двумя направлениями действительно есть разница по размеру капитала, который требуется для развития такой компании, и размеру риска, существующего в развитии продукта.

В случае программных решений обычно финансируем компанию, которая (как и ее продукт) требует двух-трех лет доработки. Но мы не инвестируем в фазу «прототипа» – в данном случае предпочитаем иметь дело с продуктом, относительно которого есть некоторые рыночные ожидания, рыночный отклик. Часто в программном бизнесе MCP приходит в тот период, когда компания уже имеет первые контакты и даже контракты (читай доходы), то есть это тот момент развития, когда еще не начинается активное маркетинговое продвижение и дистрибуция. Причина состоит в оценке риска: им можно управлять тогда, когда мы уверены, что потребители готовы к продукту и расходам на данный продукт в рамках своих бюджетов. Тем не менее, инвестирование в софтверную компанию обычно требует больших размеров финансирования, нежели это имеет место при инвестициях в интернет-приложения.

Если рассматривать особенности финансирования интернет-приложений, то здесь мы можем начать свое участие даже с чистого листа (sheet of paper) – стадия прототипа достаточна для дальнейшей разработки, если команда основателей компании и идея действительно хороши. Но часто входим в проект на стадии «пре-альфа», «пре-бета» (распространенное название стадий тестирования программных и интернет-продуктов) или перед запуском в промышленную эксплуатацию. Большая вольность при инвестировании в интернет-приложения обусловлена тем, что хотя они подвержены большему риску, но традиционно требуют меньших объемов финансирования. Поскольку мы инвестируем меньший объем средств, то получаем некий баланс при инвестировании в эти два направления нашего бизнеса.

Почему интернет-компании требуют меньше инвестиций, нежели компании в сфере бизнес-приложений? Причина в том, что для разработки таких продуктов нужно меньшее количество людей, занятых в основном процессе. Соответственно такой проект несет меньше административных и других непрямых затрат.

Как оценивается эффективность проекта на затратной стадии, когда о доходах речь еще не идет? Можно сказать, что здесь два больших направления оценки – продвижение к результатам проекта и контроль расходов. Начну со второго. Обычно мы просто не выписываем больших чеков (смеется). Мы – не портфельный инвестор, который говорит: «Хорошая идея – возьмите чек». Принимаем активное участие в ежедневной жизни компании, поэтому хорошо осведомлены о ее потребностях в финансировании и о том, эффективно ли идет освоение инвестиций и насколько оптимальна структура расходов. Также мы привязываем следующий этап инвестирования к достижению определенных результатов – это становится основой для оценки эффективности расходов. Понимаю, что это очень детальный подход, но прямое участие в процессе движения к результату отражает суть нашего подхода к бизнесу. Если компании просто нужно $5 млн., она может обратиться в банк.

Вы упомянули о роли результатов, идет ли речь о финансовых результатах? В итоге – конечно, да. И даже в процессе мы смотрим на бенчмарк, на наш опыт и, например, рассчитываем получить определенные финансовые результаты в назначенные сроки. Но мы движемся и к большим, и к промежуточным целям. Последние являются вехами, отмечающими стадии нашего инвестирования. Показатели, к которым мы можем стремиться, бывают достаточно разные. И многие из них – рыночные, ведь пока финансовых результатов компания не показывает (если быть точными, она показывает отрицательные результаты. – Прим. ред.). Например, какие отзывы на различных стадиях тестирования продукта мы получаем от пользователей; как быстро данный интернет-проект достиг данного числа пользователей; завершена ли данная стадия тестирования; подписан ли предварительный контракт по продаже программного продукта и т. д. Если все идет в нужном направлении – мы продолжаем и расширяем финансирование.

Какие ключевые показатели деятельности наиболее важны? Это зависит от конкретной специфики. Если мы берем интернет-компанию, во многих случаях она работает со свободными моделями (видимо, имеются в виду программные платформы, распространяемые на бесплатной основе. – Прим. ред.). Главной вехой, после которой можно говорить о начале экономического эффекта, является определенный размер пользовательского трафика. Он подразумевает определенное число пользователей и в свою очередь определяет возможность компании превратить трафик в деньги (и это должно быть основано не только на доходах от рекламы). Когда проект, например, обрастает первым миллионом пользователей, бизнес меняется кардинально. Это означает, что можно продавать рекламу, создавать команду по дистрибуции, заключать партнерские сделки с другими компаниями и т. д. Где-то там лежит и первая прибыль, и дальнейшая оценка первых финансовых результатов. Есть и другие варианты. К примеру, когда мы финансируем интернет-компанию, специализирующуюся на онлайн-шопинге или иной сфере интернет-коммерции, то ключевым показателем будет уже комбинация выручки и количества пользователей. Здесь выручка – как бы «спасательный жилет», но трафик и количество пользователей не менее важны в качестве опережающих показателей. Эти показатели, уже с другой точки зрения, значимы и для команды основателей.

Принимая активное участие в текущей работе компании, каким образом вы оцениваете его в денежном выражении? Имея солидный опыт и связи в профильной области, мы многим помогаем компании в ее развитии.

Помимо этого, MCP часто оказывает помощь компании с наймом персонала, договорной деятельностью, созданием и развитием различных служб. Однако даже у себя мы не проводим оценку этих сервисов – они являются частью наших инвестиций. Наша концепция – это smart money investment (SMI, инвестирование умных денег), все наши дополнительные сервисы являются частью финансовых инвестиций. Собственно, от проектов, которым не нужны наши дополнительные возможности, мы отказываемся. Ведь компания, нуждающаяся в деньгах, может воспользоваться услугами финансовых учреждений или таких венчурных инвесторов, которым достаточно время от времени присутствовать на совете директоров. В свою очередь такой подход означает, что каждый сотрудник компании постоянно в разъездах: наши представители реально присутствуют в компаниях, в которые мы инвестируем. Соответственно MCP может управлять немногими инвестиционными проектами.

Как выглядит команда Mangrove Capital Partners, берущаяся за проект? Первая часть команды фокусируется на технологии – это люди, которые специализируются на данном типе проектов, технологий, продукте. Вторая работает над развитием бизнеса компании – формированием ее стратегии, развитием ее маркетинговых и сбытовых возможностей и т. д. Третья составляющая команды – финансы. При этом юридически мы присутствуем только в Люксебурге. Но поскольку с самого начала входим в проект, зная заранее, что он может стать глобальным, наш опыт в значительной степени востребован и применим. Это объясняет, почему мы не осуществляем большое количество инвестиций – от начала до глобальной компании проходит много времени. К тому же наш стиль работы подразумевает неспособность работать с большим количеством проектов – лично я могу активно работать не более чем с тремя проектами.

 

Наши новости и издания

Март 2014
Начата работа над новой статьей А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова, посвященная практике НФТ в разных странах мира, включая Австралию, Индонезию, Южную Корею, США, Великобританию и другие страны мира. Одновременно подходит к концу работа над совместной статьей А. Э. Баринова и О. В. Белой "О системах риск-менеджмента в области инвестиций и инвестиционных проектов в России: право, практика, перспективы". Статья будет завершена в конце этого года. и представлена в ряд российских и зарубежных экономических изданий.
 
Февраль 2014
Подготовлен черновой вариант книги А. Э. Баринова: "Прикладной риск-менеджмент при реализации инвестиционных проектов: право, практика, перспективы (PPP)". После авторской редакции книга будет представлена ряду российских и зарубежных издательств. Отдельные главы книги можно будет вскоре почитать в соответствующих разделах сайта.
 
Январь 2014
В журнале "Финансы и кредит" вышла статья А. Э. Баринова и М. Ю. Мостова "Об эффективности принимаемых на государственном уровне мер по внедрению новых финансовых технологий в систему экономического развития Российской Федерации". Статью можно почитать в одноименном журнале № 6, февральский выпуск.